?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile
«Корна-валиум»









The Carnival Is Over VI
 
The Carnival Is Over VI


Tags:

Leave a comment






The Carnival Is Over I
 
The Carnival Is Over I


Tags:

Leave a comment


Klezmasters [01]

 
Klezmasters [01]

Концерт "KLEZMASTERS" в клубе АПШУ.

Tags:

1 comment or Leave a comment


Arba King
 


СТАРЫЙ ПЕС - Коля Арбатский кем только не побывал за свою жизнь: и бомжом и забулдыгой, портретистом, абстрационистом, друганом Великого Анатолия Зверева, киноактером, осветителем во ВГИКе, вот теперь фотомодель...

Tags:

Leave a comment

«То, что ненавистно тебе – может быть приятно другим».

ТАЛМУДистика

Current Mood: sleepy sleepy

 

 

«Пролог»

  

«Наша беда не приходит извне: она в нас, в самой нашей утробе» Сенека Мл.


Стыдливый рассвет подкрался незаметно, пришло время росы и изначальной свежести – наступило утро. Солнечные лучи едва начали прожаривать клубящийся туман. Пустынное утреннее шоссе вяло расправляло затекшие члены. На влажной, идеально отполированной поверхности асфальта, в ожидании топтались, женские ножки в чёрных туфлях на шпильках. Спустя мгновение, женская ножка сделала безапелляционный шаг вперёд. С противоположной стороны, навстречу ей, сделал ответный шаг белый мужской ботинок. За первыми туфлями появились следующие «чёрные шпильки», за ними последовали другие, всё новые и новые «шпильки». Белые мужские ботинки остановились в нерешительности, отступили на шаг и в замешательстве попятились назад. Длинная процессия женщин, разодетая в чёрные свадебные платья с чёрными фатами на головах, не спеша, двинулась в  направлении кучки ожидавших мужчин. Мужчины были одеты в белые старомодные двубортные костюмы и белые фетровые шляпы. Шляпы были сдвинуты на затылок, что предавало их лицам несколько растерянный и обескураженный вид.

 

Из глубин подсознания всплыла услышанная когда-то фраза и, не спросив  разрешения, обосновалась в мозгу: Все ушло, погрузилось во мрак! Все пропало! Звезды, символы, знаки судьбы – все! Убогая Луна, протянув ноги, застряла в третьем доме. Сатурн заткнулся в изгнании. Падкая Венера - бесстыжая Мегера вальяжно разлеглась в апогее, приглашая всех в свою растворенную щель. Марс-мизантроп, превратившись в мясо, скоро окажется в доме врага! Знаешь, каждый человек имеет свой дом. Все люди должны иметь свой дом, только тогда они кажется, по-настоящему счастливы, даже если на деле несчастны…

 

Женская рука энергично сжала кий, звонко хрустнули костяшки на пальцах, другая устрашающе накрутила на руку тяжёлую железную цепь, третья, поиграв блестящим кастетом с шипами, надела его, ощетинив шипами кулак, ещё одна поиграв мощной битой, приготовилась обрушить её на голову «ненавистного» врага. Группа беременных женщин в белых свадебных платьях, яростно размахивая орудиями для битья, попыталась напасть на группу мужчин в чёрных костюмах. Мужчины не выдержав натиска, бросились наутёк.

 

Фраза не давала покоя продолжала сверлить мозг и коробить сознание: Дома приходят и уходят, остается лишь гулкий отзвук пустоты. Есть разные дома, нужные и ненужные, ветхие и крепкие. Дома приносящие пользу и вред. Всякие. Есть дома, где люди кончаются и умирают – это хосписы и дома презрения. Есть публичные дома, там люди без устали проникают друг в друга. Есть, где появляются на свет – это роддома. Есть дома, где люди умирают, еще не успев родиться, их называют абортариями…

 

Current Mood: morose morose
Current Music: K. Schulze

1 comment or Leave a comment


«О»

*****

VDR.

 

 

Озон подозрительно модный режиссер. Отчего он так любим продвинутыми половозрелыми мальчиками и девочками не старше 15 лет!? Тему бездомных детей, культурной ассимиляции эмигрантов, эмансипации и гомофобии у педиков сегодня не эксплуатирует разве что ленивый! Отдельно о педиках, да простят меня мужчины. Всюду чернуха. Весь ученый мир талдычит о том, что Озон испаряется и что скоро всем настанут кранты. Но я то знаю, что это не так! Он «свежевитый» яд. Внимание всем модникам, идущим в ногу со временем! Все пользователи приборов озонирования воздуха, вдыхая свеже-утренний бриз без цвета и запаха, под названием Озон - сильно рискуют! Это сродни ртутным испарениям, когда они далеко, к примеру, на соседней помойке – сия проблема муниципальных властей. Иное дело, когда шарики закатились под твой диван – не долго будешь радовать окружающих здоровым цветом лица. Вот и Озон новый, только что из магазина, подозрительно свежий, (скрытный, в меру порочный), и необоснованно легкий. Может оттого и модный?...

Current Mood: peaceful peaceful
Current Music: bob dylan

Leave a comment



«К»

*****

VDR. by Flo

 

Кунилингус! Отчего мне вдруг не хватает воздуха? Почему я задыхаюсь!? Куда подевался!?? Воздух! Пустота - словно отовсюду выкачали кислород! Пытаюсь собраться, стараюсь дышать глубоко и ровно, не тут-то было! Наверное, все дело в треклятых транснациональных корпорациях, которые изгадили Планету! Мировая паутина зла окутала всю ноосферу. Мы погрязли надолго. По «ти-ви» круглые сутки крутят про ложь, совокупляющуюся с насилием и глупость, отдавшуюся грабежу! Нюансы, всюду свои нюансы. Там гады ради денег готовые пристрелить собственную мать, здесь банальная свалка бессмысленного греха. После всего за пазухой уныние, в мозгах вечное похмелье. А как хочется большего! Мечтаешь о вечном, а его днем с огнем…

Наконец, случилось! В тот вечер мы остались втроем. Я, Она и Лингус. Поначалу она распространяла вокруг себя арктический холод. Мы долго сидели молча. Я скорбил, тупил, и морщил лоб, не зная с чего начать, мне было неудобно. Помог случай – все разрешилось само собой. Она спросила, что общего между экзистенцией и эксгумацией. Я загорелся, такие вопросы – мой конек. Как только я раскрыл рот, она заинтересованно подвинулась ко мне. Партия начинала складываться в мою пользу. Лингус не торопился, сначала долго примазывался, втирался к ней в доверие, находя все новые и новые точки соприкосновения. А, получив дозволение, решил бороться за свою власть до конца. Он старательно, долго и тщательно выписывал круги, как первоклассник пишущий первые буквы прописью. Ей нравилось. Она смотрела на меня, не отрываясь расширенными от любопытства зрачками, и я сказал ей.

- Правило первое: если девушка не закрывает глаз, значит, либо она не искушена, либо не искренна.

- Что искреннего может быть в сексе!? – холодно возразила она.

- Ничего! Ты права, в сексе все всегда ясно с первой же фразы. Куни да Лини сидели на трубе, Куни – упал, Лини – пропал. Что осталось на трубе? – отвлекся было я.

- Не отвлекайся, - попросила она, и я послушно продолжил.

Бред, или опять же простые нюансы.

Накануне меня одолевали сомнения, мучили угрызения совести, но в тот вечер, я просто делал ей кунилингус.

Вспоминая свой внутриутробный период, я был не просто безвольно танцующим внутри языком. Я был исследователем бескрайних просторов Арктики внезапно подвергшихся нашествию тропической лихорадки. Шершавой поверхностью я прижимался к пульсирующей медузе, и волосы медузы превращались в змей. Я хотел, было отвернуться, чтобы ни застать эту Горгону в гневе, но не успел, так и окаменел, прилипши к ней намертво!  Ку-ни-лин-гус!

Холод сменился зноем. Арктика превратилась в Экваториальную Гвинею. И потоки растопленных льдов равнодушия потекли мимо меня, омывая меня со всех сторон. Я плыл по волнам. Рядом проплывала группа румынских цыган. Я сделал вид, что не заметил их.

- Что общего у меня, геолога со стажем, может быть с этими отщепенцами, - подумал я. Мимо проносились ветки и сучья, грезы и сны, и бурлящий поток уносил их прочь.

Она поглядывала на меня сквозь пелену экстаза, сквозь завесу ресниц – проскальзывали далекие языки пламени. Молнии и всполохи неконтролируемого кайфа озаряли полумрак небосвода. Комната была без границ! Я зорко следил за ее реакцией. С ее точки я выглядел скорее как подловатый фашист, выглядывающий из бруствера, чем как геолог-самоучка. Сам себя я, конечно же, считал героем партизанских войн – Василием  Дергачом. Дергач был готов ко всему, и жаждал совокупления немедленно.

С моей нижней точки эта крохотная девчонка казалась мне гигантской горой! А выше всех, на пике, торчал крошка Кунис на белом коне, влажный, сочный и прекрасный! Я лицезрел, как он возбужденно надувал щеки и стремился вперед. Столкновение с бездной было неизбежно. Первозданный мрак все раздвигался.

Я делал ей кунилингус! Куни-лингус! Ку-ни-лин-гус. Кули-кули, ли-ли-ли.

- Ла-ла-ла! – трепетали ее губы.

- Тра-та-та, - наседал я.

- Ага-га-га…, - орала она.

- Та-та-таф, - сопел я.

Умница, Она читала Бунина, Бакунина, уважала Гогена и Родена. А Я был всего лишь слабоумным недоразвитым придурком. Как жаль, но дело было сделано!

- Ты изумительный дурак, это было сильно!  - сказала она под финал, восторженно смыкая колени. И я действительно был с ней согласен. Я нервно почесал мошонку и повернулся на другой бок. Наконец-то в легкие стал поступать воздух, - подумал я, - все-таки какая нужная вещь этот Озон.

Current Location: Home
Current Mood: crazy crazy
Current Music: Celia Cruz

Leave a comment

«Р»

*****

VDR.

 

Рабинович. Он стоял под порывами сезонного Арбатского ветра и раскачивался из стороны в сторону. Кепка из рыжего дерматина была надвинута на глаза. Из-под козырька выстреливал особо острый семитский взгляд. Взгляд на события, вещи, объекты, субъекты. Темно-карий взгляд. Грустный, испуганный, недоверчивый.

- Дорогой Мой! Все гении – сумасшедшие, но не все сумасшедшие – гении!!! Хороший ты человек, «Vander» так что мой тебе совет – помни об этом! – как-то сказал он мне и после добавил.

- Кстати, Мсье, если ты не в курсе! (Его манера – он всех называл Мсье). Я давно живу, и черт чего только не сделал для этого гребанного Мира. Теперь они должны мне Нобелевку по физике, но мне никогда ее дадут!

Он состарился не просто раньше срока, а наперекор всем срокам. Как будто решил обогнать время. Сдулся внезапно, окончательно и бесповоротно. Голос его упал на октаву ниже и поржавел, тонус снизился до нуля. Взгляд его сморщился и потускнел, ощущения сделались серыми и непривлекательными. Походка сделалась ни шаткой, ни валкой, а какой-то затасканной. Руки когда-то крепкие и цепкие теперь тряслись как у старухи Изергиль. Усталые шаги шелестели по мостовой, когда он выходил по необходимости в магазин. Душа ощетинилась в ожидании грядущего худшего. В общем как многие неудачники он старался закончить жизнь в глубоком разочаровании. 

Как-то он вышел на улицу за хлебом и попал под машину. Умер он сразу. Его перенесли и положили на лавку перед подъездом.

Труповозка не ехала долго. Он тихо лежал и ждал. Вцепившись безжизненным взглядом в хмурые осенние небеса, милый еврейский дурачок, он все еще, наверное, ожидал какой-то премии.

Current Mood: moody moody
Current Music: arno "french bazaar"

Leave a comment